Сегодня в Народном календаре

Пт 16

16 ноября

16 ноября

Поиск по сайту

Архив метки хлеб

28 марта (15 марта) – Агапий

На Агапия волчицы начинают щениться.

Народные приметы на Агапия:

***

Новолуние до Агапия предвещает раннюю уборку хлеба.

*

18 марта (5 марта) — Конон-огородник. Конон Градарь

Уже в ранних церковных месяцесловах Конона Градаря совершенно по-русски именовали Оградником, а в день его памяти советовали: «Хотя бы <…> была зима, начинай пахать огород, и ты только почни в этот день, непременно огород будет добр, и овощу будет много».

Хозяйственно-трудовой распорядок крестьянина, опирающийся на народный календарь, возвел этот совет в правило, по которому в день Конона Градаря непременно следовало начинать вскапывать гряды в огороде: Конон на огород позвал.

Этнографами отмечен новгородский обычай, известный еще в середине XIX века. В день святого мученика Конона «выкапывают в огородах три лунки с приговором:

«Одна лунка для суши (засухи), другая для мошки, третья для червей».

Новгородцы уверяли, что этот «заговор оказывает благотворное действие на растительностьогородная зелень не страдает летом ни от засухи, ни от мошки, ни от червя.

Принято было на Конона замачивать семена капусты для высадки в закрытые парники.

В сознании крестьян Русского Севера, вероятно потому, что здесь еще было холодно и вскапывать огород невозможно, Конон Градарь ассоциировался с другим понятием, созвучным наименованию святого, а именно с градом. По местным представлениям, в день Конона Градаря «не следует брать в руки ни вил, ни граблей, иначе летом хлеб будет побит градом».

 

Изображение: А.К. Саврасов, Весна. Огороды, 1893

17 марта (4 марта) — Герасим-грачевник

На Герасима ожидают прилет грачей.

Герасим-грачевник грачей пригнал.

Герасим-грачевник грача на Русь ведет.

Герасим-грачевник на Русь первых вешних птиц, грачей, с теплых стран впереди себя гонит.

Прилет грачей возвещает наступление весны.

***

Грач — первая весенняя птица.

***

Увидел грача — весну встречай.

***

Грач на горе — весна на дворе.

***

Грач зиму расклевал.

***

Грач, говорят, на нос садится (на пашне).

*

Традиционно основная тема дня в народном календаре раскрывается, обыгрывается с разных сторон. Кроме поговорок, образных выражений, практически всегда приходится сталкиваться с приметами, порожденными той же темой.

Народные приметы на Герасима-грачевника:

***

Коли грачи прямо на гнезда летят — будет дружная весна.

***

Если грачи сели в гнезда, то через три недели можно выходить на посев.

*

Ритуальная составляющая дня со своей стороны поддерживает обозначенную тему и развивает ее. Так, в день Герасима-грачевника пекут хлебы в виде грачей, что должно ускорить прилет первой весенней птахи и в то же время подтвердить особую связь грача с полевыми работами, с хлебом.

«В этот день бегают деревенские малые ребята к роще, занятой прошлогодними грачиными гнездами — «грачей следить».

На Герасима кикимору выживают (заговорами).

Почему-то считалось, что на «Грачевники» кикиморы делаются смирными и ручными, и в этот день их можно изгонять, выживать из жилых помещений.

В отличие от домового, присутствие кикиморы в доме необязательно, часто и вовсе не желательно, так как она, по представлению крестьян, капризна и своенравна, горазда причинять всякие мелкие неприятности (может, например, разбить горшок, стучать вьюшкой, кидаться луковицами из подполья, ощипать кур и пр.). Больше всего кикимора любит безобразничать с пряжей: то кудель подожжет, то нитки спутает, то замусолит. Правда, виноваты в этом бывают сами хозяйки: кикимора ни за что не притронется к прялке, к кудели, веретену, если по окончании работы женщина перекрестилась и перекрестила свое рукоделье, оставляемое на ночь. В каком-то смысле кикимора способствует поддержанию в доме порядка и чистоты, радивым хозяйкам она иногда даже помогает (убаюкивает по ночам маленьких ребят, невидимо перемывает кринки, содействует тому, чтобы тесто хорошо взошло, и т.п.), зато нерях и ленивиц очень не любит и всячески им вредит. Случается, что проказы кикиморы ничем не мотивированы, тогда стараются выжить ее. Проверенным средством, по словам стариков, была верблюжья шерсть, положенная под шесток; но самым действенным считался заговор, местные варианты которого существовали в каждом селении, в памяти каждого домочадца. К примеру, в Южной Сибири середины XIX века произносили:

«Ах ты гой еси, кикимора домовая, выходи из горюнина дома скорее, а не то задерут тебя калеными прутьями, сожгут огнем-полымем и черной смолой зальют! Будьте, мои слова, крепки и лепки отныне и до веку. Аминь».

Вот один из рассказов, услышанный С. В. Максимовым на рубеже XIX—XX веков от вологодской женщины, утверждавшей, что своими глазами видела кикимору:

«Оделась она (кикимора) по-бабьему в сарафан, только на голове кики не было, а волосы были распущены. Вышла она из голбца, села на пороге возле двери и начала оглядываться. Как завидела, что все в избе полегли спать и храпят, она подошла к любимому месту — к воронцу (широкой и толстой доске в виде полки, на которой лежат полати), сняла с него прялку и села на лавку прясть. И слышно, как свистит у нее в руках веретено на всю избу, и как крутятся нитки, и свертывается с прялки куделя. Сидит ли, прядет ли, она беспрестанно подпрыгивает на одном месте (такая уж у нее особая привычка). Когда привидится она с прялкой на передней лавке, быть в той избе покойнику. Перед бедой же у девиц-кружевниц она начинает перебирать и стучать коклюшками, подвешенными на кутузе-подушке. Кого не взлюбит — из той избы всех выгонит».

Интересные подробности сообщал И. П. Сахаров, передавая их своими словами в присущей ему манере излагать услышанное от народа в чуть приукрашенном виде, стилизованном якобы под сказовый стиль: «Тонешенька, чернешенька та Кикимора; а голова-то у ней малым-малешенька со наперсточек, а туловище не спознать с соломиной. Далеко видит Кикимора по поднебесью, скорей того бегает по сырой земле. <…> Входит Кикимора во избу никем не знаючи, поселяется она за печку никем не ведаючи. Стучит, гремит Кикимора с утра до вечера; со вечера до полуночи свистит, шипит Кикимора по всем углам и полавочной; со полуночи до бела света прядет кудель конопельную, сучит пряжу пеньковую, снует основу шелковую. <…> Ничто-то ей, Кикиморе, не по сердцу: а и та печь не на месте, а и тот стол не во том углу, а и та скамья не по стене… Выживает она, Кикимора, самого хозяина, изводит она, окаянная, всяк род человечь…». Однако верили, что на день Герасима-грачевника под силу знахарям выставить ее из дома.

***

Кто на Грачевника в новые лапти обуется, у того весь день будет шея скрипеть.

*


Изображение: Алексей Саврасов, Грачи прилетели, 1871

9 марта (24 февраля) – Обретение. Иванов день.

***

Если в этот день выпадет снег, то и Святая неделя (Пасха) будет холодная, если будет сухо, то не ожидай дождя и в Пасху.

***

Рога луны яркие и крутые — к морозу.

*

Перипетии, связанные с обретением главы Иоанна Крестителя, вероятно, не очень хорошо были известны простому православному человеку, название же дня, из которого выделенным оказалось заглавное слово — обретение, получило у русского народа иной смысл. Обретение очень точно характеризует поведение птиц в предвесеннюю пору, в самом начале весны: часть птиц, как прилетевших «из-за моря», так и «домоседов», не покидавших родные края, приступает к возведению гнезд (обретает гнездо), часть сносит первое яйцо (обретает яйцо), некоторые уже садятся высиживать птенцов (обретают потомство). Церковнославянская форма слова обретение придавала действиям птиц высокое, поистине божественное значение.

Насыщенная птичья тематика русского народного календаря открывается в начале марта, в частности со дня, когда Православная Церковь отмечает первое и второе обретение главы Иоанна Предтечи.

***

На Обретение птица гнездо обретает.

*

У этого дня в народном месяцеслове явно «птичий» колорит. Вновь приходится отмечать своеобразное народное отношение к названию праздника: с одной стороны, выделенное в официальном церковном наименовании ключевое слово прочитывается в сугубо мирском аспекте, переносится на окружающий мир — в данном случае на поведение птиц; с другой стороны, любое явление природы (здесь — то же поведение пернатых) оказывается вписанным в Божественный универсум, представляет неотъемлемую часть его, потому закономерно, благодатно и несет на себе (в большей или меньшей степени) печать знамения, то есть определяя день нынешний, указывает и на последующие.

В одном из народных месяцесловов прямо говорится: «В Иванов день птицы прилетают обратно из теплых стран, так как святой Иоанн Креститель возвращает их оттуда чудом своей Главы».

Поговорки, приметы, другие фольклорные жанры, а также обычаи, приуроченные к этому дню, по сути, развивают заданную названием праздника тему, на разные лады обыгрывая ее и обнаруживая самые неожиданные повороты в осмыслении цепочки увязываемых явлений.

***

Сколько в Иванов день летит журавлей, столько будет стоить мера жита

*

(это надо понимать так: сколько летит в стае журавлей, на которую случайно или специально взглянул кто-нибудь, такова и будет цена жита).

 

***

Если летят журавли «веселики», то сколько их летит, столько злотых будет стоить корец жита.

***

Если птицы вьют гнезда на солнечной стороне деревьев, домов — к: холодному лету, и наоборот.

***

Зяблик-свирочик сверлит к ненастью, к холоду.

*

 

Своевременное появление весною перелетных птиц обещает хороший урожай хлеба.

***

Если весною дергач крикнет прежде перепела, то лошади во все лето будут худы; если же перепел крикнет прежде дергача, то лошади будут сыты.

*

В западных и юго-западных губерниях вспоминали о святом Матвее. В русских святцах Матвея в этот день нет, но есть в католических и протестантских, так что в местах смешанного проживания людей разных вероисповеданий бытовали поговорки и приметы, заимствованные как из одной, так и из другой культур, тем более что жизненный уклад и язык зачастую были очень близкими, если не идентичными.

***

На Мацея дорога поцее

(потеет).

***

На Матвея снег должен тронуться.

*

К сожалению, многое из того, чем была богата традиционная культура, нынче забыто. Вот несколько примеров замечательных приговорок, свидетельствующих о тонком крестьянском юморе в своеобразном «переводе» птичьего пения, щебетания на человеческий язык. Примеры взяты из журнала «Этнографическое Обозрение» за 1894 год (№1).

«В марте, когда настает дружная весна, синица поет: „Куй, кузнец, лимяши!» А то бранит мужика-неряху за неумелое обращение с кормом: „Тилялюй, тилялюй!»

Весной тетерев бормочет: „Продам шубу, продам шубу — куплю балахон». Осенью же он бормочет: „Продам балахон, продам балахон — куплю шубу».

В феврале синица начинает петь протяжно, жалуется на бескормицу: „В пуне (сарае) светится, в пуне светится». В яркую солнечную погоду овсянки, вторя жалобам синицы, поют: „А ты, мужик, сена носи, да не труси!»»

24 февраля (11 февраля) — Власий

Влас — скотий бог, сшиби-рог-с-зимы

Священномученик Власий (как и другие святые, носящие то же имя) почитается на Руси покровителем скота, так что день его памяти — это и Коровий праздник, и праздник всех владельцев коров. Во многих местах коров, быков и телят именовали «Власьевым родом».

В день памяти святого, готовясь к весеннему выпасу скота, пригоняли к церкви коров, окропляли их святой водой. Служили молебны, обязательно с иконами святого, призывая милость его на домашнюю скотину: «Святой Власий, дай счастья на гладких телушек, на толстых бычков, чтобы со двора шли — играли, а с поля шли — скакали»; «Угодник Божий Власий! Не оставь скотинку в пути и в дороге». Когда корова телилась, ставили в хлеву икону с образом Власия и просили святого дать здоровье теленочку.

Русский крестьянин твердо был уверен:

Власий не обманет, от всякой порухи спасет.

На Власьев день старались вообще не работать в расчете предохранить свой скот от падежа. Во многих местах Власьев день отмечали как большой праздник. В Кадниковском уезде Вологодской губернии на празднество съезжались жители соседних волостей, устраивалось многолюдное молебствие, во время которого освящались караваи ржаного хлеба. Хозяйки затем скармливали этот хлеб скоту. «Власьев день здесь — праздник по всем приходам на три дня и больше. Варят пиво, приглашают всю родню, словом, празднуют широко и разгульно».

Известная поговорка:

У Власия и борода в масле

 — справедливо считается воспоминанием о жертвах Велесу маслом. В XIX веке был широко распространен обычай приносить в церковь на день Власия свежее коровье масло и ставить его в новой посуде под икону святого. Это масло в Вологодской, Новгородской и некоторых других губерниях так и называлось — воложным, власьевским. Оно поступало в пользу церкви и причта.

К Власию всегда обращались, когда узнавали о приближении эпидемии, так называемой коровьей смерти (подробнее о ней и обрядах, направленных на предотвращение эпидемии, см. 18 / 5 февраля — день Агафьи), совершалось «опахивание» деревни, в обрядовых песнях и заклинаниях которого непременно упоминался святой Власий:

***

Смерть, ты коровья смерть!

Выходи из нашего села,

В нашем селе

Ходит Власий святой,

Со ладаном, со свечой,

Со горячей золой.

*

С Власия начинались «скотские торги» — базары.

 

***

Пришел Власъев день, пришли и власьевские морозы.

***

Власьевские морозы последние, завершающие зиму.

*


Ожидают семь крутых утренников: три до Власия, один на Власия, три — после Власия.


 

***

Власьевские утренники пойдут — держи ухо востро!

*

Однако зимние холода становятся менее суровыми и продолжительными.

***

С Власьева дня полоз покатится и корова бок нагреет.

*

Объясняется эта поговорка следующим образом: в феврале на чуть подтаявшем снегу остаются лоснящиеся следы от полозьев; когда скотину выпускают погулять на двор, коровы стараются встать так, чтобы лучи солнца падали на них.

***

Власий сшибает рог с зимы.

*

22 февраля (8 февраля) — Никифоры-Панкраты, Иннокентий

На Никифора плетут лапти.

***

Не всяк Панкрат хлебом богат.

*

Поговорка напоминает о том, что не во всякие годы и не у каждого хозяина к этому сроку остается достаточно хлеба; обычно запасы истощаются, и настает тяжелая весенняя бесхлебица.

Тот, кто обладал чувством юмора, шутил:

***

Не всяк Панкрат хлебом богат, наш Панкрат лаптями богат.

*

Калужане с туляками, охочие до красного словца, добавляли:

***

Хороши Панкратьевы лапти, да и те — никифорцы

*

(«никифорцами» называли высокие лапти без обор).

***

Ой, лапти мои,

Лапоточки мои!

Вы скородили, пахали,

Танцевать сюда попали.

*

Гуляй, Матвей,

Не жалей лаптей!

До субботы доживем —

Новы лапти наживем!

*

Ох, лапти мои,

Черные оборки!

Хочу, дома заночую,

Хочу, у Егорки!

*

Ты гуляй, гуляй, онуча,

Гуляй, Лаптева сестра.

Ты гуляй, онуча с лаптем,

Хоть до самого утра!

*

20 февраля (7 февраля) — Лука

Повсюду принято было на Луку печь пирожки с луком.

Переосмысляя имя святого, крестьянин сближал Луку с «полуднем» и с огородным растением — луком. Отсюда такие приметы и обычаи:

***

На Луку полуденный ветер — к урожаю яровых.

***

Если на Луку в полдень задует ветер, уродятся яровые хлеба.

*

6 января – Рождественский сочельник

6 января – Рождественский сочельник

Празднование Навечерия Рождества Христова установлено было в первые века новой эры. В народе это соединилось с традицией отмечать кануны больших праздников. Канун Рождества Христова называется Рождественским сочельником, просто Сочельником, а также Первой колядой или Первой кутьей, на Русском Севере — Кутейником.

На Рождество скотину из хлевов не выпускали, чтобы она своим дыханием согревала лежащего в яслях Младенца Христа. С той же целью сжигали близ ворот, ведущих во двор, большое количество соломы — называлось это «греть Христа». На Святую ночь следует открывать все двери, чтобы Спаситель обошел и благословил все хозяйство.

 

Приметы в Рождественский сочельник:

Большой иней, бугры снега, глубоко промерзшая земля — к хлебородию.

Коли в Кутью тропинки черны — урожай на гречу.

Если о Рождестве пригревина будет — к зеленому году.

Снег на земле, что навоз для урожая.

Какова в этот день опока (иней) на деревьях, таков будет цвет на хлебе.

Если перед Рождественским сочельником случится иней, то хлеб сеют только до Петрова дня, а если иней случится после Сочельника, то сеют и после Петрова дня.

За сколько дней до Рождества случится иней, за столько дней до Иванова дня погода будет благоприятна для весенних посевов.

В ночь на Рождество небо звездисто — к урожаю гороха.

В Кутейник перед Рождеством как по дороге звездочки блестят, то грибы и ягоды будут.

Звезды на Рождественский кутейник — к урожаю черницы (черники).

Если звезды редки, то и ягод мало будет.

Если Млечный Путь на небе полон звезд и светел — к вёдру.

Млечный Путь тусклый — к ненастью.

 

Большое значение в Рождественский сочельник придавалось ужину. Избу обычно тщательно убирали, стол застилали чистой скатертью. По традиции, соблюдали пост, не ели до первой звезды. Придя из церкви, затепляли лампаду у образов, ставили перед ними восковые свечи, читали вслух молитвы, а затем в торжественном и строгом молчании усаживались за стол и разговлялись, ужинали.

По традиции, у жителей Смоленщины главное и необходимое кушанье на этой трапезе — кутья. В Сибири в Рождественский сочельник принято было есть капусту, квас и кутью. Население Подмосковья (Можайский р-н) обязательно выставляло на стол житную кашу. На Среднем Урале вечером в Рождественский сочельник после «вечерней звезды» устраивали постный ужин, где подавали хлеб, испеченный из зерна последнего урожая, кашу, сушеные ягоды, капусту с квасом. В один из хлебов вставляли зажженную свечу. Остатки ужина и ложки не убирали до утра. «Крестьяне Екатеринбургского, Осинского, Пермского уездов еще в 1920-е годы пекли хлеб из муки, полученной из дожиночных снопов последнего урожая. В Чердынском уезде обязательно варили кашу из нераздробленного, цельного зерна ржи или пшеницы. Называли ее шомшей». Кутью иногда ставили не на стол, а в передний угол под образа, вместе с необмолоченным снопом ржи.

В Сочельник выполнялся целый ряд магических действий, направленных на то, чтобы установилась благоприятная погода, чтобы плодоносили фруктовые деревья, чтобы уродился хлеб, множилось поголовье скота и домашней птицы.

***

После ужина крестьяне заставляли ребятишек залезать под стол и «цыкать» цыпленком, чтобы весь год хорошо неслись куры.

***

В Острогожском уезде Воронежской губернии старший в семье, когда все размещались за столом, садился на пороге в разорванном полушубке и шапке и «квохтал», надеясь таким образом обеспечить благополучное появление из яиц цыплят «хохлатых и чубатых».

В эту же ночь давали обильный корм скоту, а кур, напротив, старались не кормить. Считалось, что этим отбивали у них охоту копаться на огородах, особенно в период, когда только высажены семена или рассада.

Обязательным блюдом рождественского стола были блины, и им тоже придавался особый смысл. В Заонежье первый испеченный блин давали съесть девочке или корове, чтобы, как объясняли сами крестьяне, «коровушка телилась телочками». Это, по-видимому, сугубо местный обычай. Гораздо чаще первый блин в Сочельник предназначался овцам — традиция, основанная на древнейших представлениях и верованиях. Овца, овечье руно повсеместно считались символом плодородия, счастья и благополучия. Среди многочисленных символических значений овцы в разных мифопоэтических системах стабильно присутствуют: робость, кротость, простота, нежность, терпение, невинность и жертвенность. Овца воспринимается как чистое животное, угодное божеству, потому она часто фигурирует в ритуалах как искупительная жертва. Овца выступает в христианстве как символ Спасителя. Широко известна в христианском учении и искусстве тема «Agnus Dei» (Агнец Божий); овцу или ягненка изображают нередко рядом с Иисусом Христом, у Креста. Народный (фольклорный) вариант рождественской драмы, разыгрываемый во время Святок поляками, украинцами, белорусами и русскими, непременно включал эпизод поклонения Младенцу пастухов с овечками.

Стол, на котором устраивался рождественский ужин, покрывали соломой или сеном, а поверх застилалась скатерть. Первые блюда — обязательная кутья и взвар. Все это носило символический характер. Сено и солома должны были напоминать о яслях, где лежал новорожденный Спаситель. Кутья (отваренные зерна пшеницы, ячменя, позднее риса, подслащенные сытой или медом) — принадлежность поминального стола, а взвар (напиток из сваренных в воде яблок, груш, слив, вишен и других плодов) — обычное ритуальное блюдо по поводу рождения ребенка. Так соединяются в рождественской трапезе понятия завершения и начала, прощание со старым временем (уходящим годом) и приветствие нового, представление о предуготованной смерти Спасителя ради жизни и духовного обновления человечества, память о предках и надежда на продолжение рода.

В Навечерие Рождества в ряде мест жгли костры, что связывалось с представлением о возрождении солнца, о начале нового солнечного года, а также понималось как отклик, чисто российское сочувствование Младенцу, появившемуся на свет в зимнее, холодное время: костры должны были «согреть» рожденного Спасителя, окружить его теплом. Кроме того, такой обычай рассматривался и как дань уважения родственникам, ушедшим в мир иной. Ученые справедливо видят в этом одно из проявлений культа предков, вообще чрезвычайно показательного для всех аграрных культур, когда-то мощно представленного и в славянской традиционной культуре, русской в том числе.

 

Народные обычаи в Сочельник:

***

На дворах зажигают огни, полагая, что усопшие родители приходят обогреваться и что от этого огня пшеница народится ярая.

***

Под Рождество и под Крещение жгут навоз среди двора, чтоб родители на том свете согревались.

***

Разжигают на Рождество особый костер из соломы и навоза. Крестьяне убеждены, что у таких костров вместе с ними незримо греются и их предки.

***

«В первый день Рождества среди дворов сваливается и зажигается воз соломы», так как «умершие в это время встают из могил и приходят греться. Все домашние при этом обряде стоят кругом в глубоком молчании и сосредоточенном молитвенном настроении». На первый день Рождества Христова село залито «огненным морем, дым большими столбами подымался кверху. Все старались быть безмолвными. Среди каждого крестьянского двора кладется воз или более соломы, которая по отходе утрени и поджигается. Делается это для того, чтобы умершим родственникам не было холодно лежать в мерзлой земле в рождественские морозы».

***

Довольно распространен был обычай, называемый «закармливание мороза» или «закликание мороза». Семья собиралась за столом, выставлялась кутья с сытой и овсяной кисель. Во время ужина кто-либо из членов семьи, чаще всего хозяин, открывал окно или выходил в сени и кликал мороз:

—           Мороз, мороз! Иди к нам есть кутью (кисель)! Зимой ходи, а летом под колодиной лежи!

—           Мороз, мороз! Приходи кисель есть, не бей наш овес!

—           Дед Мороз, дед Мороз! Приходи блины есть и кутью! А летом не ходи, огурцы не съедай, росу не убивай и ребятишек не гоняй!

Таким призывом пытались умилостивить мороз, чтобы он весною не побил ярового хлеба, овощной рассады, цвета на плодовых деревьях.

Мороз, Мороз Васильич!

Ходи кутью есть!

А летом не бывай:

Цепом голову проломлю,

Метлой очи высеку!

Мороз наделен здесь таким отчеством не случайно: на Смоленщине «кормление мороза» происходило в Васильев вечер, накануне Нового года.

***

В некоторых селениях, например сибирских, принято было на Рождество «закармливать» домового «для спокойствия и благополучия», как объясняли забайкальские крестьяне. Они оставляли еду на столе, приглашая вечером домового: «Господин хозяин, приходи заговлять. Вот тебе хлеб-соль, Божья милость, приходи, кушай!..».

 

Народные гадания в Сочельник:

Канун Рождества открывал пору разнообразных святочных гаданий. Здесь мы упомянем только о тех, что направлены были на вызнавание в предстоящем году судьбы и видов на урожай. Например, в чашку с кутьей и медом каждый член семьи должен был опустить свою ложку выемкой вниз, сверху клался пирог, и все это накрывалось скатертью. Утром, придя из церкви, смотрели: чья ложка перевернулась, тот может умереть в наступающем году (Воронеж.).

 

Запрету заниматься прядением — На Кутью ткать грешно — часто сопутствовал обычай, казалось бы, прямо противоположный: На Свят вечер тугие клубки пряжи мотать, чтобы кочны капусты тугие были.

Воры старались удачно стащить какую-либо вещь в ночь под Рождество: после этого успех воровства считался обеспеченным на весь год, несмотря на самые рискованные предприятия.

Навечерие Рождества Христова, по давней православной традиции, ознаменовывалось благотворительными делами. Государи, люди богатые и даже живущие весьма скудно посещали тюрьмы и богадельни, раздавали милостыню, помогали сиротам и бедным вдовам, угощали нищих и странников.

19 ноября — Павел Исповедник и Варлаам.

Павел и Варлаам.

 

Приметы дня:

Если день богат снегом, то зима будет снежная.

Если лед на реке становится грудами, то и хлеба будут груды, а гладко и хлеба будет гладко (т. е. мало).

Мороз и вьюга обнялись, в любови вечной поклялись.

13 апреля (31 марта) – Ипатий

Народные былички на Ипатия:

Если увидишь в этот день домового – быть несчастью.

 

Народные обычаи на Ипатия:

Чтобы усмирить домового нужно оставить ему на столе гостинец – хлеб с молоком, а спать лечь рано. Утром остатки хлеба и молока отдать птицам.

 

Народные приметы на погоду:

Если молнию видно, а гром не слышен – к сухому лету.

 


Изображение: Иван Билибин. Домовой. 1934